Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Все те же и Беня



Поскольку мне тут юльки нанесли кучу материалов на тему земля и люди, переживая о том, что мое углублённое копание в американском рагу мешает мне разобраться в украинских делах, то я с них начну. Но думать о том, что в американском рагу нет украинской составляющей — это ошибка. Всё очень взаимосвязано. Поэтому для общей картины и понимания игры, без американского рагу не обойтись. Но давайте начнем с Бени Коломойского, который сейчас чувствует себя на небесах, а уж потом опустимся к земле. С какого бодуна Беня решил дать скандальное интервью американскому изданию The New York Times, удивив всех? Беня его давал исключительно для одного человека — Трампа. Глупость это была, подлость или безысходность, давайте разберемся. Первое, что нужно понимать: в России сейчас началась операция преемник. В этом спектакле участвуют игроки от разных группировок, где одни агенты Вована играют против других агентов Вована. Война башен — как обычно. Победит тот, кто окажется проворнее, кто даст Вовану то, что ему нужно. Украина — одно из условий. Кто принесет Вовану лучшую развязку с Украиной, может стать преемником. Путина не интересует процесс, его интересует результат. И вопрос только в том, кто ему этот результат принесет. Самый большой интерес в Украине у Православной группы и они тут, пожалуй, самый крупный игрок. Поэтому гонцов сейчас с Мордора хватает с разными предложениями.

Дальше здесь: http://www.ofeliya.com.ua/archives/2829

Быть или иметь?



Сначала визит Венедиктова и вслед за ним визит Сэма Кислина, что довольно занятно, обоим, кстати, был отменен запрет на въезд. Зачем приехал Веник? Ну не в самом же деле этот посланник Кремля решил тут офисы «Эха» открывать.  Может он и хотел бы, позиционируя себя пятой колонной, только, кто же ему поверит — представителю клана газовиков? Но как-то же надо было аргументировать свой приезд. Сразу по возвращению домой, Веника застукали на Новом Арбате в компании Пескова. Отчитывался он ему. Крот Алекс, как его называет Андрей Пионтковский, посланник особенный — закулисная дипломатия. «Я приехал отдохнуть и купить конфеты «Вечерний Киев», «Киевский торт». Ага, соскучился по Киеву. И интервью показательно давал не на одном из медведчуковских каналов, а Гордону на мураевско-ахметовском «Наш».

Дальше здесь: http://www.ofeliya.com.ua/archives/2682

Украинский синдром.

"Уедет или не уедет Юля, подпишут, не подпишут ассоциацию, упадет, не упадет гривна, это, конечно, важно, но я последние полгода с ужасом наблюдаю, как рушится мораль общества. В больницах, чиновничьих кабинетах, в силовых структурах к простому человеку без денег относятся хуже, чем к скоту. Самое страшное не разрушение экономики, а разрушение личности, человечности, мы звери, господа". (комментарий читателя)

Трудно не согласиться. Самое потешное, что мы все это понимаем. Из нас пытаются сделать нацию жлобов. Не случайно этот термин "жлобок пересыпский" родился в Одессе, а в современном Киеве переформатировался в "типочка троещинского". Возможно, где-то этих особей с сознанием интеллектуальной убогости и самодовольной тупости называют иначе, но именно в таких придурков и пытаются превратить нацию. А чего ждать от страны, где моральных авторитетов заменили воровские авторитеты, страдающие психическим заболеванием - фимоз головного мозга. Это хроническая неспособность использовать ресурсы мозга по их прямому назначению. "Авторитет происходит от разума, а не разум от авторитета; всякий авторитет, не признанный разумом, — бессилен" (Вальтер Скотт). Вот и наши авторитеты нашим с вами разумом не признаются, а стало быть (по классику) они - бессильны.

Collapse )

Для Тани!

Дорогая моя Танюша!
Happy Birthday

стареть скучно


колонтит


Среди миров


Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Её любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Неё одной молю ответа,
Не потому, что от Неё светло,
А потому, что с Ней не надо света.

Иннокентий Анненский

колонтит
Ты - женщина, ты - книга между книг,
Ты - свёрнутый, запечатлённый свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.

Ты - женщина, ты - ведьмовский напиток!
Он жжёт огнём, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.

Ты - женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты - в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечем ярём железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся - от века - на тебя!

Валерий Брюсов

колонтит

Мой совок

"Допысувачи" на сайте у Осадчука меня задолбали одним вопрос: а что тебе, собственно говоря,так не нравилось в совке? Там недавно Шубин так рассказал о своем донецком совке, что количество читающих перевалило за 10 тыс. Подумалось: а ведь правда у каждого свой совок. Для кого-то самым важным был спецпаек, а кто-то вполне нормально жил без этого, но совершенно не мог жить без свободы. Я была слишком свободолюбива. Это перевешивало все остальные ценности, которые возможны были в совке. Я сразу знала, что никогда не смогу работать где-то от звонка до звонка, плюя в потолок, и еще под руководством какого-то идиота начальника, поэтому во всем в жизни выбирала свободу. Так до сих пор ничего и не изменилось в моем мировоззрении.

У меня совок был другим - своим. Старый кошелек набит билетиками трамвайно- троллейбусно- автобусными из разных городов СССР. Открываю, достаю один - Саранск. Ну, это было не самое худшее в моей жизни. Это еще терпимо.
-Что же тебя туда несет в этот "Засранск" в разгар лета?- сказал мой московский приятель Эдик. Я специально выехала на несколько дней раньше в Москву, чтобы успеть там кое что сделать, но только вошла в дом к Эдику, как он мне сказал:
- Тебе сегодня очень крупно повезло. Мне на 3 дня дали почитать книгу Анатолия Эфроса "Репетиция - любовь моя". Я ее прочел за ночь, сегодня жена дочитала, у тебя есть день, чтобы успеть ее прочесть, бросай все и садись - читай. Все свои вопросы будешь решать на обратном пути. И я, бросив все, читала Эфроса. И читала с таким наслаждением, что по фиг мне была та Москва.


Collapse )


Дядя Жора

Лермонтову-Дудаеву с любовью и уважением

Ваш Бузина странным образом на меня подействовал. Через наш жизненный путь проходит масса людей: и тех о которых вспоминать не хочется, и тех о которых вспоминаешь с любовью, и тех о которых вспоминаешь с улыбкой, а иногда попадаются на пути люди - самородки, которые встречаются раз на сотни лет. Вы оживили мою память, и мне захотелось написать об одном таком самородке, о дяде Жоре Кравченко.

Сегодня перерыла всю гардеробную, вынесла мешков 8 всякого хлама и о, радость, нашла! Старая, конца двадцатых прошлого столетия, цирковая афиша с надписью:«Жорж Георгини человек - фонтан». Это все, что у меня осталось от дяди Жоры. В молодости он работал в цирке «человеком - фонтаном». Жора имел странное свойство желудка: он у него мог растягиваться до больших размеров, в этом, собственно, и заключался его номер. На арене ему выносили ведро воды, и он его постепенно выпивал на глазах у изумленной публики, потом он еще выпивал бутылку керосина, который был легче воды и в желудке оставался сверху воды. После этого он начинал тонкой струйкой выпускать из себя жидкость, изображая фонтан. Первым выходил керосин, и его поджигали в ведре, а последующая выходящая вода это пламя гасила. Такой себе незатейливый цирковой номер.

Мне уже ничего этого увидеть не довелось. Когда я познакомилась с этим человеком, ему уже было лет 75 не меньше. Ему давно врачи запретили исполнять этот номер, и он в концертах показывал фокусы. Юрий Никулин в своей потрясающей книге «Почти серьезно…» вспоминает о дяде Жоре, как он во время войны ходил на базар и у торговцев керосином спрашивал: - Керосин свежий? Ему удивленно отвечали: - Свежий! Тогда Жора доставал кружку и просил ему налить попробовать, и изумленные торговцы наливали ему с полкружки попробовать. Вот он обойдет ряды, «напробуется» керосина – все не то ему, и уходит, а за воротами базара его ждала жена с бидончиком, куда он этот керосин и сливал из своего желудка. Так благодаря Жоре весь цирк был со светом (керосинкой).

Ну, то все было давно. Вспомнить уже некому. А в годы моей юности о Жоре ходили такие байки-рассказы, что я еще не будучи с ним знакома, знала о нем столько всего… На любом концерте только и слышно было, а ты помнишь, как Жора разыграл того-то? И в ответ: а ты помнишь, как Жора этого… Это был человек-легенда. Жору знали все циркачи, эстрадники, филармонические, театральные и киношные. Это был гений розыгрыша. Он разыгрывал настолько искусно, смачно и уникально, что потом весь театральный Киев пересказывал его розыгрыши и хохмы.

Приведу один пример: был такой балалаечник Алексей Калинкин, человек с тяжелой судьбой: у него во время войны один немецкий генерал забрал жену и троих детей. Жена была красавица и пела в опере, немец влюбился и увез их - никто не знает куда. Леша их больше не видел. Так вот над Лешей все потешались, ну, такой себе «лопух». Его всегда подкалывали. Однажды приехали на гастроли в какой-то городок на Донбассе и Леша, выходя из автобуса, сказал: - А ведь в этом городке я родился! Как сейчас помню улица(такая-то), дом(такой-то).

Ну, сказал и сказал - никто внимания не обратил. Но не Жора. Он тут же, бросив вещи в гостинице, помчался на ту самую улицу и нашел тот самый дом, за бутылку договорился с хозяином дома, чтобы тот помог ему разыграть друга. Потом Жора рванул в клуб, и опять же за бутылку договорился с художником, и тот нарисовал ему под мрамор почетную доску. А за час до концерта Жора собрал всех в фойе гостиницы и заставил всех пойти и посмотреть дом, в котором родился Леша. Все пошли и Леша, разумеется, всех повел.

Но когда все подошли к дому и увидели на нем мемориальную доску с надписью «В этом доме родился знаменитый русский балалаечник Алексей Калинкин» - все хором сказали: "Леша, .. твою мать!" Надо было видеть в тот момент Лицо Леши. А народ только на следующий день узнал, что это Жорина хохма. Никогда никто не обижался на Жорины шутки, это был человек-праздник, которого всегда ждали и которого все любили.

Когда на гастролях у артистов заканчивались суточные, и выпить уже было не за что, Жора договаривался с официантом в ресторане, который нас кормил все гастроли и разводил гуляющих в кабаке мужиков. Официант, между прочим, сообщал мужикам, что за тем столиком сидит дед, который может выпить ящик водки и не опьянеть.

Подвыпившие мужики заводились и начинали спорить между собой, потом кто-то не выдерживал – подходил к Жоре и интересовался, а правда ли это? Жора предлагал им поспорить с ним, мужики спрашивали: - На что спорим? И Жора спокойно говорил: - На бутылку. Тогда ребята совещались и соглашались. Они приносили ящик водки, а Жора перед этим, выпив стакан подсолнечного масла, принесенный официантом, подходил, и бутылка за бутылкой вливал себе в желудок водяру. Потом он говорил, что ему нужно пойти отлить в туалет и там отливал все назад из желудка в раковину, подсолнечное масло нужно было, чтобы не обжечь желудок. После этого он возвращался за стол, что называется «ни в одном глазу». Мужики в шоке, выставляли ему проспоренную бутылку водки, и Жора выпив рюмку со своими коллегами, тут же становился пьяным.

Когда судьба преподнесла мне подарок и познакомила нас с дядей Жорой, он уже давно был на пенсии и подрабатывал иногда концертами на праздники, когда было много концертов и артистов не хватало, а особенно на Новогодних утренниках, где дядя Жора всегда был неподражаемым Дедом Морозом. Дети его обожали. Дед Мороз, да еще и показывающий фокусы. Мэтр тогда уже с трудом передвигался, ходил с палочкой, но ходил потому что знал: пока ходит - жив.

На Крещатике был генделык «Струмок», сейчас на его месте стоит гостиница «Крещатик». А раньше в этом легендарном генделыке была актерская забегаловка. Там были две колоритные буфетчицы, любящие артистов, и никогда не обманывающие клиентов. Они варили сосиски, и у них всегда был хорошего качества коньяк и кофе. Об этом генделыке можно написать книгу - какая жизнь там кипела.

И вот в этой забегаловке, однажды, за чашкой кофе с коньяком, этот мудрый человек признался мне, что у него нет ног. Я была тогда потрясена. Все как-то знали, что у него больные ноги, но это из-за того, что он плохо ходил. На самом деле никто и не догадывался, что он без ног. Я одна только и знала его секреты. Как-то он рассказал мне о том, что у него погиб сын, парня сбил троллейбус в 20 лет, и у него осталась беременная жена. Тогда дядя Жора со своей женой предложили невестке отдать им ребенка, а самой устраивать личную жизнь – она согласилась, и они усыновили собственного внука, и воспитывали его.

То, что он мне рассказывал, оно, порой, так не вписывалось в представления об этом человеке, который всю свою жизнь шутил и радовал окружающих. Его последняя жена была лет на 30 моложе его, но много хворала. Она была вокалисткой в филармонии. Все деньги, которые Жоре удавалось подзаработать, в кассе филармонии получала она, и у мэтра в кармане никогда не было лишней копейки, а «Струмок» и встреча с друзьями - это было святое. Я обожала дядю Жору за ту радость, которую он дарил всем и мне в частности. А он любил меня просто так (за человечность). У меня всегда были деньги, и Жора знал, что я никогда ему не откажу в нескольких рублях. Я с большим удовольствием давала ему 2-3 рубля и говорила, что отдавать не надо – это за праздник, а праздником был сам мэтр.

Но у Жоры были свои праздники. Это когда ему удавалось подхалтурить на Новогодних елках или в другом месте, где жена не могла получить за него гонорар, и тогда Жора обязательно разыскивал меня и приглашал в ресторан говоря: -Ты меня так всегда выручаешь, я не могу не отблагодарить тебя. Сейчас я думаю, что эти застолья с дядей Жорой были самыми замечательными застольями в моей жизни. Никто не умел так превратить, казалось бы, пустяк в праздник.

У нас как-то не принято было обращаться к своим на «Вы», поэтому его все звали просто Жорой, а я звала его дядей Жорой. Он жил на Русановке, и когда его кто-то встречал на Крещатике, и спрашивал: - Как дела? Он всегда отвечал: - Держу на балконе лодку. На вопрос:- Чем занимаешься? Отвечал: — Пишу книгу «С палкой по жизни». «Палками» у нас считали норму концертов каждого артиста. Чем выше была ставка у артиста, тем меньше палок ему нужно было заработать на его зарплату. У эстрадников ставки были меньше и у них норма была — 19 палок в месяц, у филармонических -17 и меньше: 1 палка - это одно выступление в сборном концерте, 1,5 - отделение, 3 - сольный концерт. Вечно кто-то заскакивал в филармонию и с порога кричал: - Мне не хватает одной палки – сделайте что-нибудь. И в концертном отделе начинали лихорадочно искать, в какой концерт его вписать. Это было поводом для бесконечных шуток. Я даже по началу думала, что он действительно пишет книгу, а потом даже сама уговаривала - написать. А сейчас очень жалею, что сама не записывала всего, что он рассказывал. Это была бы книга похлеще книги Юрия Никулина. Какое счастье, что Никулин ее успел написать.

Я была тогда юной и восторженной девушкой, и дядя Жора оказал на меня большое влияние: он научил меня жизни. Когда в страшный для меня 83 год вымерла один за другим вся семья моего отца и я вернувшись с похорон отца в ужасном состоянии, встретила на Крещатике дядю Жору, первое, что мне захотелось - это выплакаться ему в плечо, но он завел меня в «Струмок», мы выпили по чашке кофе и он мне сказал: - Никогда и никто не должен видеть твоих слез. Ты слышишь? Никто и никогда! Дома, в подушку - сколько угодно, но чтобы никто этого не видел. Не смей!

Я тогда спросила: - Как можно, пережив в жизни то, что он пережил, оставаться таким жизнерадостным? На что получила ответ: — У меня профессия такая - дарить людям радость. Сделай так, чтобы это стало и твоей профессией. С тех пор никто и никогда не видел моих слез. И никто мою жизнь так не смог изменить, как этот потрясающий человек.

Я вот думаю, а не написать ли мне книгу об этом замечательном человеке? В память о нем, пока еще живы некоторые люди, которые его помнят. Жаль, что такие люди уходят и их перестают помнить, о них забывают. Хочется что-то для него сделать хорошее. Наверное, если бы не Ваш Бузина - мне бы и в голову не пришло это делать.