Алла (ofeliyadd) wrote,
Алла
ofeliyadd

Еще глава из книги Д. Полюховича


Глава 2. Карательная «психология»

Во всей истории «Артековского скандала» очень характерна и малопонятна роль некой Людмилы Гридковец – «психолога», вынесшего для следователя Максима Морозова вердикт о том, что детей действительно-де насиловали, и что это делал якобы их отец и еще группа лиц.

Как и на каких основаниях эта особа была привлечена к следствию, - непостижимая загадка. Ведь, согласно официальной версии, она была рекомендована Елене Полюхович в качестве эксперта САМИМ следователем Киевского главка УМВД Максимом Морозовым.

А вот здесь сразу возникает масса вопросов. Достаточно привести такой любопытный факт. В свое время этот же самый следователь Морозов сфабриковал уголовное дело по факту «насилия над ребенком», по которому на долгий срок был осужден киевлянин Евгений Косенко. Причиной того дела, как представляется, были корыстные мотивы самого следователя и «эксперта», на основе заключения которого и было основано «дело». И, как ни странно у того же следователя Морозова по этому делу «экспертом» числилась все та же Людмила Гридковец.



Любопытная деталь из «дела Косенко»: во время судебных слушаний «эксперт» Людмила Гридковец не смогла предоставить ни одного доказательства своей профессиональной компетентности – образования, опыта и специализации в области детской психологии и педагогики. Более того, Гридковец на суде признала, что она не является специалистом в области детской психологии (т. 2, а. с. 156-157 уголовное дело № 1-180/10). Она также не представила и лицензии на ведение психотерапевтической деятельности, тем более в области детской психологии. Не смогла она подтвердить документально и свои заявления про 16-летний опыт психотерапевтической деятельности. Тем не менее, суд согласился с ее «экспертным» выводом и приговорил человека к 10 годам лишения свободы.

Но все же, возвращаясь к делу о насилии над моими детьми:

1. Экспертизу, да еще по такому делу, должны были проводить в специализированном учреждении целым консилиумом специалистов. Но почему же «объективный» следовать Морозов не захотел обратиться в специализированную структуру к целой группе сверхквалифицированных и уважаемых экспертов?

2. Почему был использован только один «эксперт», да, к тому же, едва ли не с улицы? Почему выбор пал именно на эту госпожу? На каком основании? Чем руководствовался следователь, привлекая «эксперта», ни по образованию, ни по своей профессиональной деятельности, не имеющей никакого отношения к работе с маленькими детьми? Что связывает следователя Морозова и Гридковец?

3. Как известно, любой эксперт по уголовному делу дает две расписки: об уголовной ответственности за правдивость своего заключения и о неразглашении тайны следствия. В этой связи, похоже, госпожа Гридковец ничего не подписывала. Во всяком случае, в ходе следствия она активно раздавала интервью налево и направо. Если же она подписывала такие документы, то почему она до сих пор не привлечена к уголовной ответственности?

Но зададимся простым вопросом: Кто такая госпожа Гридковец? Из ее биографических данных, опубликованных в «Газете по-украински» (11.05.2006), явствует, что после окончания в 1992 году факультета кибернетики Киевского национального университета она сразу вышла замуж и в последующие 12 лет родила шесть детей. То есть, все это время перманентно находилась в либо в декретном отпуске, либо в отпуске по уходу за детьми. За все эти годы ее единственным местом ПРАКТИЧЕСКОЙ работы психолога была такая странная функция - психолог при храме Николая Доброго в Киеве. Этот ли «практический опыт» при храме, или собственный опыт позволил Людмиле Гридковец в 2004 году получить степень кандидата психологических наук, да и то - по теме сексуального воспитания студентов.

Факт остается фактом - темой ее диссертации было «Формирование психосексуальной культуры студенческой молодежи», и касалась она юношей и девушек 17-19 лет. Но отнюдь не 9-11 летних малышей.

Перечитывая многочисленные интервью Гридковец можно найти немало забавного. Например:

«Я тоже хотела уйти в монастырь, – на полном серьезе рассказывает Людмила Гридковец «Газете по-украински» (11.05.2006). – Но решила спросить у Бога, нужно ли это делать? Я «увидела» Христа с новорожденным ребенком на руках. Он объяснил, что это мой сын, и я должна искать мужчину, с ребра которого я сделана. А найду его через два года. Я возразила: «Это ж долго ждать, я много глупостей наделаю». – «Тогда через 16 дней»…

Без комментариев. Здесь вспоминается только старый бородатый анекдот: «Если человек говорит с Богом – это молитва. А если Бог говорит с человеком – шизофрения»…

Гридковец, кстати, очень любит поговорить о Боге, вере и морали, а себя идентифицирует как «христианского психотерапевта» - интересно, что это означает с НАУЧНОЙ точки зрения?

Но на деле ее поступки очень далеки от христианской морали и, даже, от элементарных норм профессиональной этики. Несмотря на то, что психолог не имеет морального и профессионального права «заочно» выносить «диагнозы», а тем более публично оглашать результаты работы с подопечными (тем паче – маленькими детьми), госпожа Гридковец это преступление совершила во время пресс-конференции в агентстве УНИАН: «Кроме того, важно, каким они рисовали образ отца, – безапелляционно вещала «психолог». – Большинство патологий, которые возникают в жизни, обусловлены родительской ролью. Волдеморт – это самый страшный образ из «Гарри Потера», имя которого нельзя произносить. Таким они рисовали отца. И пользовались только черными, мрачными цветами».

И опять возникает вопрос. К сожалению, книг о Гарри Потере мои дети не читали. Они вообще, увы, не читали книг, - компьютерное поколение, которому куда понятнее «стрелялки», чем любой текст. Естественно, что представление об этом ужасном Волдеморте дети могли почерпнуть только из кино. Да вот незадача! В самом-то фильме негодяй преимущественно только упоминается, а если и показывается, то очень расплывчато и мельком. Так как же дети его рисовали? И как г-жа психолог определила, что за персонаж на картинке? И какова роль самого «факультативного психолога» в том, что под ее чутким руководством (осознанным с ее стороны, или нет) нарисовали дети?

В произошедшем г-жу Гридковец может оправдать только одно: ей пришлось столкнуться с ситуацией, где не каждый настоящий психолог разберется. Под «настоящим» – имеется в виду человек с полноценным специальным образованием и с большим опытом профессиональной работы с маленькими детьми. Увы, ни того, ни другого у Гридковец не было. Не удивительно, что один из следователей Генпрокуратуры позже на мои законные возмущения просто махнул рукой: «Это вы еще не слышали эпитеты, которыми нормальные психологи и психиатры ее экспертные выводы потом характеризовали. Один психолог, прочитав только первые абзацы ее «экспертизы» – нервно отодвинул бумаги и сказал: «Уберите эту чушь! Если я ЭТО дочитаю до конца, мне самому срочно понадобится помощь психологов!».

Так почему же Людмила Гридковец, не имея ни соответствующей квалификации, ни опыта обеими руками вцепилась в эту историю? Почему потом так активно раздувала скандал в СМИ? Как представляется, вывод очевиден: связка следователя Морозова и «эксперта» Гридковец вовсе не случайно появились в «Артековском деле», так как их способность фальсифицировать подобные истории уже имеет давнюю печальную практику.

И в заключение. Учитывая содеянное, эта горе-психолог вполне заслуживает на возбуждение уголовного дела. Надеюсь, что так и будет. Правда, надеюсь, что суд будет снисходителен к многодетной матери и срок у нее будет условным, но не в это главное. Главное, чтобы этот псевдопсихолог НИКОГДА больше не принимал решений, от которых зависят человеческие судьбы…

5 копеек:

А это и есть уникальный наш психолог с образованием кибернетика, а я свидетель того, как по ее экспертной оценке рисунка другого ребенка, а именно: 6-ти летней Насти Косенко (на тот момент), ее папе впаяли 10 лет тюряги. Не могу удержаться, чтоб не запостить это из ее интервью.

– У чому причина чоловічого гомосексуалізму з точки зору психології?


– Їх декілька. Наприклад, хлопчик виховується у сім’ї, де мати дуже активна й владна жінка. Вона контролює дітей, пригнічує чоловіка. Десь як у тому анекдоті: «Хто в домі господар? Тато. А ось хто сьогодні буде татом, вирішує мама». У дитини виникає протест проти поведінки матері, не усвідомлюючи це, вона входить у таку собі коаліцію з батьком. Відповідно, шукає собі чоловіка, який сильніший за матір.

– Тобто у вихованні чоловіків-гомосексуалістів більшою мірою винні матері?


– Так, але є одне «але». Коли я почала консультувати людей з такими проблемами, то побачила, що причина насправді більшою мірою у батькові. Зазвичай син не може простити йому слабкість, відсутність бажання захистити від матері, або полишеність. Взагалі непрощення батька – є базовим у гомосексуалізмі. А вже потім – стосунки з матір’ю, про які згадувала раніше.


Обнять и плакать. Больше сказать нечего.



Tags: Гридковец, педофилгейт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments