Алла (ofeliyadd) wrote,
Алла
ofeliyadd

Categories:

Мой совок

"Допысувачи" на сайте у Осадчука меня задолбали одним вопрос: а что тебе, собственно говоря,так не нравилось в совке? Там недавно Шубин так рассказал о своем донецком совке, что количество читающих перевалило за 10 тыс. Подумалось: а ведь правда у каждого свой совок. Для кого-то самым важным был спецпаек, а кто-то вполне нормально жил без этого, но совершенно не мог жить без свободы. Я была слишком свободолюбива. Это перевешивало все остальные ценности, которые возможны были в совке. Я сразу знала, что никогда не смогу работать где-то от звонка до звонка, плюя в потолок, и еще под руководством какого-то идиота начальника, поэтому во всем в жизни выбирала свободу. Так до сих пор ничего и не изменилось в моем мировоззрении.

У меня совок был другим - своим. Старый кошелек набит билетиками трамвайно- троллейбусно- автобусными из разных городов СССР. Открываю, достаю один - Саранск. Ну, это было не самое худшее в моей жизни. Это еще терпимо.
-Что же тебя туда несет в этот "Засранск" в разгар лета?- сказал мой московский приятель Эдик. Я специально выехала на несколько дней раньше в Москву, чтобы успеть там кое что сделать, но только вошла в дом к Эдику, как он мне сказал:
- Тебе сегодня очень крупно повезло. Мне на 3 дня дали почитать книгу Анатолия Эфроса "Репетиция - любовь моя". Я ее прочел за ночь, сегодня жена дочитала, у тебя есть день, чтобы успеть ее прочесть, бросай все и садись - читай. Все свои вопросы будешь решать на обратном пути. И я, бросив все, читала Эфроса. И читала с таким наслаждением, что по фиг мне была та Москва.



Вечером поговорили об Эфросе, Эдик очень сокрушался, что уже вышла его вторая книга, но во всей Москве достать невозможно. Потом, провожая меня на поезд в Саранск, он меня все донимал:
- Ну, на черта тебе тот Засранск? Зачем ты согласилась туда ехать?
- Понимаешь, говорила я, поездка короткая, всего 2 недели, а я ужасно хочу увидеть музей Нефедова (Эрзя) Вот только ради этого и еду. Скульптура- моя слабость.

Вдруг, страшная удача, и в вагоне СВ мне попадается какой-то полковник - потрясающий собеседник. Сначала завел со мной разговор о погибшей Ларисе Шепитько, чем ужасно удивил, потом перешли к Нефедову. Он хоть и ехал до Рязани, а Саранск знал хорошо. У меня в Саранске было фактически полдня, утром мне нужно было улететь в славный городок Темников. Нужно было успеть зайти в филармонию, оформить документы, забрать билет и получить бронь в отеле, и успеть в музей. Полковник успокоил, рассказав, что филармония и концертный зал находятся в том же здании музея. Музей-то строили за деньги Нефедова, ну за одно прилепили туда все что можно было.

Что меня буквально потрясло: в филармонии мне директор говорит:- Вы бросайте здесь вещи и быстренько идите в обкомовскую столовую обедать, а то она до 4 часов работает, а я сейчас туда позвоню и пропуск закажу.
-Какая столовая? Да Вы что? Не надо звонить, я не пойду туда. Я в музей сейчас пойду, говорю я.
-Так Вы же нигде потом поесть не сможете, развел руками директор. Я отмахнулась и пошла к Нефедову. Во всем музее я была одна. Зачем он здесь? Был бы в Аргентине, туда бы люди ходили. Приобщившись к прекрасному, решила поискать, где выпить кофе, но подобных заведений не было. Увидела странный гастроном: странным было то, что дверь одна, но направо был гастроном, а налево книжный магазин. Я вошла в гастроном, и малость ошалела. Возле прилавков стояло три продавщицы, а в самом гастрономе - голяк. То есть вообще ни фига. У нас в то время хоть какие-то ржавые банки с рыбными консервами валялись по магазинам, а тут напрочь ничего. На меня напал жуткий смех, спрашиваю у продавщиц:
-Простите, а что вы, девушки, тут втроем делаете? И получаю удивительный ответ:
- Сейчас хлеб привезут, и тут будут такие очереди, что мы успевать не будем.
Да уж, подумала я, и перешла на половину с книгами, обомлев повторно. Прямо на меня смотрели сразу три книги Эфроса "Профессия режиссер". Беру дрожащими руками все три и задаю вопрос:
-А еще есть? В ответ слышу:
- Нет, только три штуки получили.
- А, что, продолжаю, в городе у вас театра нет? Оказывается есть.
-И никто из артистов не заинтересовался Эфросом?
- Да мы только что их получили. Вот это удача мне привалила, подумала я, предвкушая, как я преподнесу одну из них другу Эдику, как подарок из Засранска. Эдик сам был режиссером. Это был бы для него подарок неоценимый. Я тут же представила его глаза. Ужасно любила делать подобные подарки.

Вечером забрела в ресторан. Вопрос официантки "Вамстоилидвести", произнесенные одним словом, вызвал недоумение. Попросила принести меню и тут же увидела не меньшее недоумение на ее лице. МХАТовская пауза и вопрос: -Вы приезжая? Потом она куда-то удалилась, а вернувшись, мне сказала, что она может мне предложить только яичницу. Мне уже было все равно. Всю ночь в гостинице читала Эфроса, а утром на каком-то диком кукурузнике вылетела в славный город Темников. Когда вышла из самолета на том поле, то упала на траву и поняла, что с места двинуться не могу. Со мной летел парень из Москвы -реставратор. Бросить меня на том поле он не мог, поэтому предложил помощь. На мой вопрос о такси, он сильно посмеялся. Монастырь, который они реставрировали, находился, кажется, в 8 км. от города. За ним прислали какого-то мотоциклиста, он отдал свои вещи и отправил мотоциклиста с вещами в монастырь, а меня проводил пешком до гостиницы. Транспорта в городе никакого нет.

Зато по дороге рассказал мне о монастыре, который построили засланные туда царицей Екатериной дворяне во главе с Ушаковым, рассказал о том, что там сейчас находится ПТУ трактористов, и все стены исписаны словами, которые пишут на заборах. Пригласил на экскурсию. А потом я позвонила в Киев своим ребятам, которые вечером выезжали ко мне и попросила запастись продуктами, так как еды в Мордовии в магазинах вообще нет, а в ресторане можно только культурно бухнуть со своим закусоном.

Ребят встретила в выцыганенном на каком-то заводе автобусом, долго собирала всех по траве, но зато вечером, после коллективного ужина в гостинице все получили по книге Эфроса для коллективного чтения в номерах. А утром все штурмом брали книжный магазин и как дети радовались какому-то трехтомнику Чехова. Самого города совершенно не помню, кроме речки и монастыря- все смешалось в памяти.

Зато, когда я снова появилась в Москве и вошла в дом Эдика с подарком, то только ради этого стоило бы задержаться в Москве.
- Где ты взяла Эфроса?- спросил он.
- В Засранске, ответила я.
- Никогда больше я этот город Засранском называть не буду. Если там кроме музей Эрзя еще и Эфроса можно купить -это хороший город. Я не ответила.

Мой совок-это книги. Совершенно не помнятся сами города, но, кажется, помню в каком городе купила каждую книгу, а остальное память не сохранила. Все как во сне. Не хочу я больше совка. Гори он огнем, чтобы я о нем сожалела. Я теперь все читаю в интернете.



Tags: Саранск
Subscribe

  • Между подлостью и непредсказуемостью

    Госсекретарю Энтони Блинкену пришлось объяснять Washington Post, почему Байден, назвав Путина убийцей, при этом он готов с ним сотрудничать.…

  • Гребаный цирк

    Эта неделя меня буквально выводила из себя тем, что один вопрос звучал со всех сторон, что замышляет Путин? Раша ТВ кипели ненавистью, Жирик…

  • Право на ложь

    В Твиттере зашел разговор о том, что у нас нет политической культуры, отсюда и зашквар на зашкваре, которые ничем не заканчиваются и никто от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

  • Между подлостью и непредсказуемостью

    Госсекретарю Энтони Блинкену пришлось объяснять Washington Post, почему Байден, назвав Путина убийцей, при этом он готов с ним сотрудничать.…

  • Гребаный цирк

    Эта неделя меня буквально выводила из себя тем, что один вопрос звучал со всех сторон, что замышляет Путин? Раша ТВ кипели ненавистью, Жирик…

  • Право на ложь

    В Твиттере зашел разговор о том, что у нас нет политической культуры, отсюда и зашквар на зашкваре, которые ничем не заканчиваются и никто от…